Первая чеченская: во рву лежали более сотни погибших

9. января 2019 | | Рубрика: В России

Начало

Прозрачное чуть морозное утро февраля девяносто пятого. На голубом, почти безоблачном небе южное солнце. Начинает немного припекать. Снег давно сошел и земля просохла.

Идем по кладбищу на окраине Грозного. Тут и там свежие могилы с простенькими фанерными табличками. Видно, что люди ушли из жизни в первые два месяца этого страшного года. Эхо приносит звуки дальних автоматных очередей, где-то ревут танковые моторы. Хоть рядом все и спокойно, но на душе как-то тревожно и мерзко.

— Вот этот снайпер. — Майор откинул грязное темно-синее с бурыми пятнами крови одеяло. Под ним лежал на спине, скрючившись, труп. Он был разут. Верхней одежды не было. Замызганная тельняшка и спортивные штаны с красными лампасами. Лицо перекошено от ужаса, глаза застекленели. Руки с растопыренными пальцами застыли на уровне груди. В рыжих коротких волосах сгустки крови.

Стоящий рядом капитан выражает сомнение, что это именно боевик. Майор, устало вздохнув, начинает пересказывать историю, которую мы уже слышали ночью, на крыше расположенного неподалеку административного здания, сидя за мешками с песком, на позиции у автоматического гранатомета АГС-17.

– Мой боец увидел ночью зеленый огонек, это на его лицо, — махнув рукой в сторону трупа, — дал засветку прибор ночного видения. Ну, мы врезали по этому месту из агээса. Утром пришли, смотрим, он лежит, ровно на том месте куда долбанули. По виду да…явно не из местных. Документов у него не было. Скорей всего, наемник. Винтовку забрали те, кто был с ним. Та ночь была без заморозков, и, по следам, явно здесь было еще несколько человек.  

Молча, идем дальше. На краю большого рва лежат брезентовые санитарные носилки. На них тело худенького коротко остриженного солдатика в пятнистой форме. Паренек погиб от ранения в голову.

Майор ругается. Оказывается боец здесь уже не первый день. Сюда его привезли гражданские. Когда обнаружили, то сразу сообщили, но никто пока не приехал.

— Давайте ребятки защитим его, а то здесь много птиц. Видно, что они прилетали. Подбираем брошенные носилки и накрываем погибшего.

Капитан, вздыхая, говорит, что наверняка близкие еще не знают, что паренька нет в живых.

— У нас почта работает адово, хоронят бойца, а потом месяца полтора от него идут письма — «мама, папа у меня все в порядке, я жив и здоров».

Отходим в сторону и еще более жуткое зрелище. В длинном рву лежат изуродованные останки неопознанных. Их здесь более сотни. В освобожденных районах начали разбор завалов, спасатели находят погибших и свозят сюда. От всего увиденного одному из наших становятся плохо, бледнеет и его выворачивает. Он начинает материться, проклиная войну, Ельцина с Дудаевым, других политиков, деньги… Мы его стараемся успокоить. Чувствую жуткую тоску, и желание поскорее вернуться домой.

 (Продолжение следует)

В.М.

Kommentare sind geschlossen

Яндекс.Метрика