Александр Румянцев объясняет, чем ему нравятся белорусские стартапы

3. декабря 2016 | | Рубрика: В мире

Партнерский материал

В своей новой колонке инвестор Александр Румянцев рассказывает, чем ему понравились белорусские стартапы на примере своей первой минской сделки – с «Телепортом».

Совсем недавно венчурные проекты воспринимались инвесторами как высокорискованная экзотика. Сейчас они превращаются в обязательный элемент здорового инвестиционного портфеля. Этому есть как минимум две объективные причины. Во-первых, венчуры не имеют физических ограничений по количеству. А во-вторых, они не подвержены циклическим кризисам, как другие виды вложений. Именно поэтому я и пришел, как я уже писал, в венчур. В предыдущих своих статьях я рассказывал, что у нас – меня и моей команды – выработана собственная методология поиска, оценки и работы со стартапами. Мне кажется, что системный, прозрачный подход очень важен для инвесторов ранних стадий. 

Как я говорил раньше, почти с самого начала я стал смотреть не только на Россию и ее регионы, но и на ближайшие страны. Белоруссия и Минск в этом смысле меня сразу приятно удивили: стартапы там не только есть, но они адекватно оценивают себя, понимают, куда, как и зачем будут развиваться, в чем из бизнес. Поэтому первая белорусская сделка случилась довольно быстро – мы проинвестировали проект «Телепорт»*. Попробую объяснить, как работаем мы при поиске проектов и проиллюстрирую свои мысли именно белорусским проектом, который очень хорошо подход для этого: хороший, качественный стартап с толковой целенаправленной командой. 

Наша методика базируется на сравнительно небольшой вовлечённости инвестора в жизнь компании, поэтому мы обычно приобретаем только 10% компании. Однако для осуществления данной инвестиции проводится тщательная финансовая и юридическая экспертиза проекта. Мы очень активно оттачивали свой подход, поэтому без ложной скромности скажу, что на российском рынке наше участие в инвестировании уже стало определённым знаком качества для стартапа, после которого легче привлечь других инвесторов. 

Итак, обычно мы очень интенсивно изучаем компанию при первом знакомстве. Так, в Минск в «Парк высоких технологий» я поехал не один, а сразу со своим аналитиком – Сергеем. Что мы сразу заметили и оценили, так это высокий уровень представленных презентаций, по умолчанию «упакованных» для международного рынка – честно говоря, в России такое видишь не каждый день. Для нас определенным знаком стала подготовка презентации на английском языке и англоговорящий питчер. Тут приходится вновь констатировать, что в России много проектов, но найти действительно качественные предложения сложнее, а в Белоруссии процент качественных проектов ощутимо выше, что облегчает инвестору поиск. В этом смысле «Телепорт» нам понравился сразу, уже качеством своего презентования и питча.

В своей методике мы исходим из того, чтобы быть лояльными к основателям и к команде, давая им много шансов сохранить интерес к проекту и развить его в зрелый продукт с хорошими продажами (именно поэтому мы берем 10%, а не, предположим, 30%, что может убить мотивацию команды). Команде придаётся огромное значение – фактически финансируется не просто проект, а люди, способные, по мнению инвестора, то есть нас, его реализовать. Да и в целом хочется верить в адекватность основателей и идти им навстречу. Поэтому ключевым моментом в принятии решения по инвестированию «Телепорта» было общение с основателями, которое сразу началось в позитивном ключе. Могу сказать, что в первый приезд наша команда отсмотрела огромное количество проектов, многие из которых выглядели весьма прилично, но основатели «Телепорта» произвели наилучшее впечатление: хороший питч, английский язык на уровне, серьезный настрой, адекватная самооценка.

Однако, если в России, в хорошо знакомой нам юрисдикции это обычно первый этап, то в Белоруссии он был скорее вторым или точнее параллельным – в то же время шел процесс изучения белорусского законодательства. Затем обычно идёт согласование и подписание договора, после чего происходит перечисление средств. В этом смысле сделка с «Телепортом» для нас была на вполне обычной. Говорить о том, что законодательство хорошее или плохое, с точки зрения VC не вполне профессионально, просто в любой стране есть свои особенности, и целью является изучение локальной версии законодательства. Так что и нам, и стартапу пришлось потратить дополнительные усилия. Так или иначе, когда договор был приведён в соответствие с местными законами, начался процесс согласования конкретных условий с основателями. На этом этапе у нас тоже есть свое понимание, как действовать правильно. В связи с тем, что вход осуществлялся (как у нас чаще всего и происходит) на ранней стадии, условия мы сделали осознанно лояльными для основателей. Собрания директоров, судебные разбирательства — всё проводится в Бресте. Хотя, конечно, инвестор – мы – защитил себя некоторыми ограничениями по выходу основателей из проекта: при входе на более поздних стадиях договоры предполагают больше контроля с нашей стороны и больше вовлечённости основателей.

Последний этап — перечисление средств. Обычно с этим все относительно просто, но в этом случае валютный контроль с обеих сторон принес некоторые сюрпризы и подарил всем сторонам процесса углублённую экспертизу в заполнении документов по валютным платежам. Тем не менее, первый белорусский «блин» оказался не комом и мы активно смотрим местные проекты и готовы и дальше работать на этом рынке – нам он кажется весьма перспективным и даже недооцененным.   

*Проект «Телепорт» voblako.com — сеть онлайн камер 360 градусов в городах, предназначенная для виртуальных путешествий. 

Kommentare sind geschlossen

Яндекс.Метрика